Наркоз: мифы и реальность

Содержание

Мифы об общем наркозе: чего не стоит бояться

Наркоз: мифы и реальность

Нам помогал:

Игорь Смирнов
Ведущий врач анестезиолог-реаниматолог клиники «Медицина»

Общий наркоз – это, говоря очень грубо, принудительная потеря сознания. И если ты будешь засыпать и просыпаться под контролем грамотного анестезиолога с большим опытом работы, чего бояться-то? Конечно, неизвестности! Об ужасах наркоза ходит столько слухов, что не грех и поверить, и проверить.

Во время наркоза будут галлюцинации

Говорят, во время наркоза случаются страшные галлюцинации, человек дергается и испытывает нечеловеческий ужас.

Бывало и такое – веке в девятнадцатом, когда использовали чистый эфир. Днем рождения анестезиологии считается 16 октября 1846 года. Тогда американский врач Уильям Мортон провел публичную демонстрацию эфирного наркоза – удалил спящему пациенту подчелюстную опухоль. «С того времени разработано множество других препаратов, – рассказывает Игорь Смирнов.

 – Сейчас применяются средства с небольшой продолжительностью действия и без таких побочных эффектов, как галлюцинации или двигательное возбуждение». Правда, под анестезией кому-то снятся сны, и, если состояние сознания тревожное, они могут быть красочными и даже несколько пугающими.

«Но чаще всего пациенты после пробуждения ничего не помнят», – успокаивает эксперт.

Во время наркоза можно проснуться

Говорят, если дадут слабый наркоз, я проснусь во время операции и буду чувствовать, как меня режут.

«К сожалению, иногда бывает, – внезапно соглашается Игорь. – Но частота таких осложнений колеблется в районе от 0,008% до 0,2% случаев». Причина, как правило, в индивидуальной реакции на препараты. Любое лекарство с доказанной эффективностью при хорошем раскладе действует в 99% раз, и всегда остается загадочный 1%, который почему-то отзывается на вливания не так, как хотелось бы.

Впрочем, у врача есть множество инструментов анализа состояния пациента. Постоянно контролируются работа сердца, артериальное давление, насыщение крови кислородом, пульс, температура тела, активность головного мозга.

Даже количество и состав вдыхаемой и выдыхаемой газовой смеси – под неусыпным вниманием специалиста. «Сочетание нормальных величин всех показателей гарантирует: пациент спит и не ощущает боли», – говорит Смирнов.

Как только что-то начинает меняться, пора скорректировать анестезию – благо на это есть некоторое время и огромное разнообразие способов.

Наркоз можно заменить гипнозом

Говорят, если общий наркоз противопоказан, остается ложиться под нож под гипнозом.

«Во-первых, абсолютных противопоказаний для применения наркоза нет», – уверяет наш эксперт. Если один анестезиолог отказался, ищи другого – более опытного и знающего. Искусство врача заключается в том, чтобы найти медикаментозный выход из самой сложной ситуации.

«Во-вторых, в интернете действительно можно найти много статей про использование гипноза в хирургической практике, – продолжает Игорь. – Однако официальной медициной эта методика не признана – просто ее эффективность пока не доказана клиническими исследованиями».

После наркоза плохо несколько дней

Говорят, наркоз оказывает воздействие на всю нервную систему: головные боли, головокружение, тошнота, рвота могут сохраняться от пяти дней до нескольких месяцев после операции.

Начнем по порядку: головные боли. Благодаря современным анестетикам это осложнение уже практически не встречается.

«Правда, голова может болеть в результате неудобного положения во время операции», – предполагает доктор.

Или просто на фоне стресса: если раньше такое случалось, то операция способна стать пусковым механизмом. Но это не значит, что дискомфорт задержится на ближайшие два месяца.

Тошнота, головокружение и рвота – да, имеют место, и для снятия этих спецэффектов могут понадобиться дополнительные лекарственные вливания. А в остальном у относительно здорового человека самочувствие должно быстро прийти в норму.

«Действие большинства анестетиков заканчивается в течение двух часов после того, как пациент проснулся, – рассказывает Игорь Смирнов.

 – Поэтому говорить о том, что наркоз может влиять на мозг в течение нескольких месяцев, не приходится».

Наркоз отнимает годы жизни

Говорят, наркоз отнимает 5 лет жизни, поэтому часто оперироваться нельзя.

«Сложно представить, как можно определить продолжительность жизни с наркозом и без него», – иронизирует Игорь.

Однако увлекаться операциями (трудно себе представить, кто этого жаждет, но мало ли) нельзя не столько из-за анестезии, сколько из-за самого хирургического вмешательства. Это же стресс для организма, причем один из сильнейших возможных.

После таких процедур нужно дать телу время восстановиться. И если новая операция случится до того, как организм придет в себя, жди осложнений.

После наркоза можно не проснуться

Говорят, если наркоз будет слишком сильным, я не проснусь.

И такое возможно (о боги, как страшно беседовать с анестезиологами!). «Анестезия неизбежно сопряжена с рисками, – раскрывает подробности Игорь Смирнов. – Но частота связанных с ней летальных исходов за последние 30 лет снизилась с одного на 3000 до одного на 20 000.

То есть вероятность погибнуть от наркоза намного ниже, чем, скажем, попасть в авиакатастрофу». Для сравнения: статистика по смертности от анестезии в Зимбабве – 1 на 350 случаев, а в европейских странах – 1 на 250 тысяч.

Ситуация зависит от качества здравоохранения в целом, куда входят: уровень образования врачей, регулярность обновления и современность аппаратуры больниц, качество препаратов.

Ну и от пациента, конечно: чем человек моложе, тем меньше у него хронических заболеваний, а значит, шансов не проснуться.

Наибольшее количество летальных исходов на операционном столе случается из-за осложнений на сердечно-сосудистую систему: главная мышца не выдерживает – именно при такой угрозе в американском кино кричат: «Мы его теряем!» Поэтому, если есть необходимость в плановых операциях, лучше не откладывать их до преклонного возраста, который может сопровождаться гипертониями и ишемиями.

После наркоза выпадают волосы

Говорят, после наркоза шевелюра сильно редеет!

Ученые – люди занятые, поэтому исследований на эту тему не проводили. «Есть мнение, что стресс, вызванный ожиданием операции и ею самой, может привести к такому побочному эффекту, – размышляет Игорь. – Но подтверждений теории нет, так что – кто его знает?»

К операции под наркозом надо готовиться

Говорят, если начать готовиться к операции заранее, анестезия пройдет без осложнений.

Действительно, подготовка важна. В идеале оперироваться нужно в состоянии отменного здоровья.

Звучит, конечно, диковато – подайте сюда этого крепенького человека, мы его разрежем! Но все хронические заболевания по возможности надо подлечить и вогнать в состояние стойкой ремиссии. Кроме того, есть повод освоить навыки ЗОЖ.

«Наглядный пример: у детей отсутствуют вредные привычки, такие как прием алкоголя, наркотиков и курение, – говорит Смирнов. – Поэтому наркоз они переносят легче, чем взрослые».

Исключить все вредности из жизни желательно за 2–3 месяца и уж тем более не пьянствовать перед отправкой в больницу. «В день операции должна быть голодная пауза, – рассказывает Игорь.

 – Ее продолжительность определяется индивидуально, но чаще составляет 6 часов для твердой пищи и 4 часа для воды».

Плюс чем меньше переживаний и самоедства ты себе позволяешь, тем легче будет организму справиться с нагрузкой и тем быстрее наступит выздоровление.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ

Стоит ли делать пластические операции: мнение психолога

Зачем нужна боль

Правда и мифы о стволовых клетках

Источник: https://whealth.ru/zdorovye/14322/

Наркоз: мифы, риски, возможности

Наркоз: мифы и реальность

Анестезиологи уже давно не говорят пациенту: «наркоза вы не перенесёте».

Среди современных методов анестезии оптимальный вариант можно подобрать для каждого пациента, максимально снизив риски осложнений.

О том, как это происходит, порталу Sibmeda рассказал Всеволод Лучанский, врач-анестезиолог-реаниматолог, зав. отделением анестезиологии и реанимации ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии».

К общей анестезии многие относятся предвзято: одни слишком боятся общего наркоза и уверены в его смертельной опасности для организма, другие, наоборот, готовы «засыпать» даже во время не самых сложных медицинских манипуляций.

Действительность такова, что большинство людей хотя бы раз в жизни проходят через общую анестезию – а потому, пациентам важно знать, что она из себя на сегодняшний день представляет.

Глубокий сон больного во время операции очень важен, но основной задачей анестезиолога является поддержание нормальных показателей жизнедеятельности организма – дыхания, сердцебиения, артериального давления и многого другого. Многие опытные специалисты сравнивают работу анестезиолога с работой пилота гражданской авиации, которому пассажиры доверили свои жизни на время перелёта.

– Насколько оправданы опасения пациента не перенести наркоз?

– Вопрос: «перенесу ли я наркоз?» опоздал лет на 50 как минимум. Сегодня нет такого наркоза, который можно «не перенести». У нас есть методики для работы со всеми, даже с тяжёлыми пациентами со сложными сопутствующими патологиями. Основной вопрос, который приходится решать при обсуждении тяжёлых случаев – перенесёт ли пациент хирургическое вмешательство.

Сегодня сильно изменилась тактика ведения анестезии – появились современные обезболивающие средства, есть дополнительные методики местного обезболивания – эпидуральная, спинальная анестезии. Есть инъекционные средства, которые отключают сознание, не влияя на всё остальное.

Есть комплекс мер поддержки и протезирования тех функций, которые страдают больше всего при наличии сопутствующих патологий. Есть специальные методики, применяемые в особых случаях, как, например, анестезия ксеноном для больных с тяжелой сопутствующей кардиальной патологией.

О таком случае удаления опухоли мозга под ксеноновой анестезией у молодого пациента с сопутствующим тяжелым пороком сердца докладывал профессор А.Ю. Лубнин из института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко – операция прошла удачно, пациент проснулся немедленно после её завершения.

Сегодня используется очень широкий спектр методик, поэтому мы давно уже не говорим родственникам пациента: «наркоза он не перенесёт».

– Есть мнение, что наркоз сокращает жизнь. Это так?

– Мнение о том, что наркоз сокращает жизнь – тоже миф. Его возникновение относится к самому началу анестезиологии, к тем временам, когда наркоз проводился препаратами типа эфира и хлороформа.

Средства, которые используются сейчас, не ведут к негативным последствиям.

Современный мониторинг состояния пациента позволяет быстро и точно управлять состоянием пациента, ориентируясь на изменения жизненно важных показателей в режиме реального времени.

– Сейчас в хирургии наблюдается тенденция к использованию «щадящих» методик, малоинвазивных вмешательств. А какие есть «тренды» в анестезии?

– Малоинвазивная хирургия – общемировая практика. Операции проводятся через небольшие разрезы, проколы, и анестезиологические пособия отвечают этим тенденциям. Для таких операций часто используется «лёгкий» поверхностный гипноз.

Однако, в нейрохирургии без инвазивных, многочасовых операций не обойтись.

Нейрохирурги не могут удалить опухоль мозга малоинвазивным методом, поэтому здесь мы вынуждены использовать глубокий сон, сильное обезболивание, агрессивные методы управления гемодинамикой, расслабление мускулатуры и ИВЛ. Разнообразие средств и методов позволяет в каждом отдельном случае выбрать оптимальный для пациента вариант.

Достижением может считаться то, что проведение подобных операций занимает сегодня не так много времени, как раньше. Аппараты, с которыми работает хирург, имеют точнейшую систему навигации, позволяющей до миллиметра определить размер и расположение опухоли. Это также влияет на «щадящие» характеристики анестезии.

– Полагаю, и выходить из наркоза благодаря современным препаратам тоже стало легче.

– Конечно, они делают переносимость процедуры более комфортной. Хотя, скажу честно, меня как анестезиолога не слишком волнует – легко проснётся человек или нелегко. Для меня важно, чтобы организм оставался стабилен во время операции, не было изменений гемодинамики, не было болевой импульсации, не было негативных последствий. Качество выхода из наркоза – не самая главная задача.

– Всегда ли легко удерживать организм в стабильном состоянии и какие сложные случаи встречаются в вашей практике?

– Сложных случаев, на самом деле, много. Они начинаются с такой проблемы как освоение трудных дыхательных путей, когда пациенту невозможно провести интубацию трахеи и искусственную вентиляцию лёгких. Непредвиденные сложности с обеспечением проходимости дыхательных путей могут возникнуть у любого пациента.

Проблема освоения трудных дыхательных путей одна из главнейших в анестезиологии: ей посвящено много исследований и научных разработок. В помощь анестезиологам создано высокотехнологичное оборудование, позволяющее контролировать все процессы. В центрах, которые им оснащены, риски трагических последствий минимизированы.

Вторая проблема, которая может стать причиной тяжёлых осложнений – это большая операционная кровопотеря. Когда хирурги не могут быстро остановить кровотечение, анестезиологи помогают восполнить потерю крови, контролировать факторы свёртываемости и т.д. Это сложные технологии, требующие современных методик диагностики и коррекции.

Третья проблема – тяжёлые длительные операции с большой травматизацией и неясным неврологическим прогнозом. Большая хирургия, которой требуется большая анестезиология.

– Полагаю, и возраст пациента может стать критическим фактором?

– Скорее, не возраст пациента, а сопутствующие заболевания могут вызвать сложности. У пациентов пожилого возраста  чаще встречается ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, распространенный атеросклероз сосудов.  Это требует особых подходов в проведении анестезии и послеоперационной терапии.

Так, к примеру, при лечении заболеваний сердца и сосудов пациентам сейчас часто устанавливаются стенты. После этого от трёх месяцев до года необходимо принимать дезагреганты – препараты, которые снижают свёртываемость крови.

Но, естественно, это вызывает сложности при возникновении необходимости в нейрохирургической операции в этот период, поэтому анестезиологу и хирургу надо выбрать правильную тактику.

Когда говорят об индивидуальном подходе к каждому больному, именно это имеется в виду – принятие во внимание всех особенностей состояния пациента, возрастных, анатомических, характерологических, сопутствующих и фоновых заболеваний. В сложных случаях собирается консилиум с участием многих специалистов, чтобы решить, как вести пациента с учетом исходного статуса, операционного риска и возможных исходов.

– Всем известно о фатальной опасности анафилактического шока, который может быть спровоцирован наркозом. Можно ли прогнозировать его развитие?

– Как бы мы ни старались снизить количество используемых препаратов во время анестезии, оно остается достаточно большим. Предугадать анафилактический шок нельзя, потому, что он может развиться в ответ на первое введение любого препарата.

Быстрая реакция персонала и современное аппаратное и медикаментозное обеспечение играют решающую роль в этой ситуации.

В моей практике пару раз были остановки сердца в результате индивидуальной непереносимости препаратов, и в обоих случаях мы смогли справиться с грозным осложнением без ущерба для пациента.  

– Как современные технологии помогают анестезиологам и соответствуют ли они мировым стандартам в российских хирургических центрах?

– Наш центр полностью укомплектован всем необходимым. Думаю, что мы вполне соответствуем международному уровню оснащения, видел сам, что в зарубежных операционных стоят точно такие же мониторные системы, наркозные аппараты.

Однако лидером в разработке и внедрении решений в здравоохранении по-прежнему остаются развитые западные страны. Как только инновации выходят на рынок, мы с небольшой задержкой внедряем их у себя. Поэтому отставание, на самом деле, минимально.

Другое дело, что доступность современной высокотехнологичной помощи еще далека от идеала, потребности общества в таких высокотехнологичных больницах, как наша, очень велики.

– Существуют ли точные «протоколы» проведения наркоза или его тактику выстраивает в каждом конкретном случае анестезиолог?

– Существуют рекомендации ведущих клиник по методикам проведения анестезий у разных категорий пациентов с различной патологией. Их нюансы обсуждаются на конференциях, описываются в статьях и диссертациях, поэтому основные черты различных видов обезболивания хорошо известны.

Мы в своей работе ориентируемся на протоколы ведения анестезиологических пособий у нейрохирургических пациентов, разработанные в институте им. Бурденко. Однако, несмотря на это, наркоз – это всегда индивидуальная работа анестезиолога с конкретным пациентом, он рассчитывается не просто «по массе тела».

Результат зависит от опыта, грамотности  и навыков анестезиолога и его понимания того, что происходит с пациентом в каждый момент.

Очень важен в нашей специальности уровень оснащенности операционной, наличие качественных мониторов, наркозных аппаратов, расходных материалов и еще множества всего того, что делает анестезию безопасной для больного.

Анестезиологи отвечают за сон, обезболивание, мышечную релаксацию, протезирование функций дыхания у пациента.

На протяжении всего оперативного вмешательства они мониторируют состояние больного – оценивают функцию дыхания, глубину наркоза, глубину обезболивания, уровень релаксации и т.д.

Если поддерживать все показатели в норме, следить за давлением, дыханием, отсутствием гипоксии – пациент выйдет из наркоза в нормальном состоянии.

Наркоз, как и любое введение лекарственных средств – это, безусловно, нагрузка на организм, хоть она и не идёт ни в какое сравнение с хирургическим стрессом.

Современные подходы к анестезии призывают оптимизировать это воздействие и воздерживаться от введения любых препаратов без строгих показаний. Например, анестезиологи часто вводят димедрол перед операцией, потому что считается, что он успокаивает и предотвращает аллергические реакции.

В реальности, его основной эффект – тяжелая голова после пробуждения. Мы не вводим этот препарат и не чувствуем никакой разницы.

Моя позиция – минимизировать фармакологическую агрессию. Я радуюсь каждый раз, когда  могу убрать из схемы анестезии один или другой препарат, снизив воздействие на организм. Чем меньше препаратов, тем лучше, на самом деле, ведь у каждого из них есть свой спектр побочных действий, да и взаимодействие их друг с другом может иметь непредсказуемые последствия.

– Сейчас многие процедуры предлагают выполнять под наркозом. Это распространено сегодня при лечении зубов, например. Как на ваш взгляд – это оправданно?

– Абсолютно неоправданно. Дело в том, что у общей анестезии всегда есть и будут осложнения.

Когда мы беседуем с пациентом, принимая решение об анестезиологическом пособии, мы оцениваем ситуацию в категориях риска. Есть риск хирургического вмешательства, есть риск анестезии и риск, например, того, что ишемическая болезнь сердца приведёт больного к инфаркту во время операции – и все эти риски мы должны сбалансировать.

Если соотношение не в пользу риска, и есть возможность обойтись местной анестезией – следует так и сделать. Конечно, трагических ситуаций не так много – но они всё равно периодически бывают и обсуждаются в профессиональной среде. Когда человек пришёл на небольшую операцию – и получил смерть мозга, например.

У нас в клинике в распоряжении анестезиологов – новейшие аппараты и инструментарий. Кроме того, у нас работает сразу семь операционных залов и целая команда анестезиологов-реаниматологов. Если мы сталкиваемся с критической ситуацией, у нас есть максимум возможностей выйти из неё без последствий. Возможно ли организовать такую мощную службу в небольшой стоматологической клинике? Сомневаюсь.

У анестезиологов есть такая поговорка: интубируй раз, интубируй два, интубируй три. Не получилось? Зови коллегу. В Центре нейрохирургии, в семи операционных, оснащённых «по последнему слову», работает опытная команда анестезиологов-реаниматологов.  В любой момент к решению возникших проблем могут подключиться несколько специалистов и совместно эти проблемы решить.

– Говорят, что чуть ли не половина успеха операции зависит от анестезиолога. Как вы считаете?

– Сложно сказать. Вот, например, у хирурга есть цель – удалить опухоль мозга. Если хирург не может этого сделать – анестезиолог ему не поможет.

Цель, в любом случае, достигается хирургом и зависит только от него. От анестезиолога зависит нормальное самочувствие больного и жизнедеятельность организма во время операции.

В итоге, конечно, эти разные вещи складываются в одно общее достижение.

Какое сравнение  привести? Хирург, как капитан, ведёт судно к цели. А анестезиолог делает так, чтоб оно не затонуло.

Источник: https://sibmeda.ru/articles/khirurgiya/narkoz-mify-riski-vozmozhnosti/

Общий наркоз животным. Мифы и реальность

Наркоз: мифы и реальность

Анестезия — это уменьшение чувствительности тела или его части вплоть до полного прекращения восприятии информации об окружающей среде и собственном состоянии. Различают понятия местная и общая анестезия. под термином общая анестезия мы обычно понимаем полное  обезболивание животного и введение его в бессознательное состояние.

Для чего нужна анестезия?

Анестезия необходима для обеспечения возможности хирургу спокойно оперировать пациента, чтобы тот не двигался и был полностью расслаблен во время операции. И, самое главное, для обезболивания, устранения чувства страха и тревоги, агрессии уживотного во время проведения диагностических и некоторых терапевтических манипуляций.

Подготовка пациента к плановой операции под наркозом

Перед плановой операцией, в особенности животным старше 5 лет, необходимо пройти предоперационное обследование, которое включает в себя клинический и биохимический анализы крови и кардиологическое обследование, в некоторых случаях может понадобиться рентген грудной полости и УЗИ брюшной полости.

Это необходимо для того чтобы оценить работу внутренних органов и организма в целом, что поможет минимизировать риски анестезии. План обследований составляет врач при осмотре животного. Он зависит от возраста, общего состояния животного, тяжести оперативного вмешательства и т. д.

Очень важно не кормить животное за 10–12 часов до предполагаемой анестезии.

В нашей клинике Вашему животному проведут весь спектр обследований от анализов крови до кардиограммы. А при необходимости направят для дополнительного обследования к профильным специалистам.

Анестезиологические риски

Риск анестезии зависит от возраста животного, общего его состояния, тяжести операционного вмешательства и многих других факторов. И даже, у казалось бы,  молодого и клинически здорового животного этот риск присутствует.

Его можно сравнить с риском попасть под машину, он не велик, но его нельзя исключить. Для того чтобы, его уменьшить или предвидеть проводят предоперационное обследование, о котором говорилось выше.

Также во время операции анестезиолог следит за частотой сердечных сокращений, частотой дыхательных движений, давлением, насыщением крови кислородом и за уровнем сознания животного.

Наша клиника в этом плане хорошо технически оснащена: есть оборудование, позволяющее сделать УЗИ сердца, лабораторные исследования, рентгеновские снимки. Анестезиолог работает с монитором пациента, дающим возможность следить за состоянием животного во время операции и мгновенно реагировать на его изменения.

Кроме того, в арсенале анестезиолога и реаниматолога есть ветеринарный тонометр, капнограф, аппарат для ЭКГ. Концентратор кислорода в операционной и стационаре дает возможность быстро справиться с гипоксией, насытить кислородом кровь животного.

Аппарат искусственной вентиляции легких позволяет проводить операции с применением глубокой анестезии при отсутствии самостоятельного дыхания, операции на органах грудной полости, реанимационные мероприятия.

Как проводится анестезия?

Анестезия проводится в несколько этапов. Вначале животное осматривает анестезиолог и задает Вам необходимые вопросы для дальнейшего выбора способа ведения анестезии.

Затем проводится премедикация — это введение комплекса препаратов для снижения побочного действия наркоза, в нее входят так же успокоительные средства. Далее Вашему животному устанавливают внутривенный катетер и забирают на операцию.

Вовремя операции анестезия может подаваться животному внутримышечно, внутривенно или ингаляционно. Внутримышечное введение препартов применяется при кратковременных и легких оперативных вмешательствах.

Его легче провести технически, но сложнее контролировать влияние на организм, т. к. анестетик постепенно всасывается в кровь из места введения и прервать всасывание препарата в кровь уже невозможно.

Внутривенное введение средств для наркоза применяется при длительном оперативном вмешательстве, контролировать его поступление в организм легче, т.к. анестетик поступает непосредственно в ток крови. В связи, с чем требуется меньшая доза  для поддержания состояния животного и легче устранить нежелательный эффект.

Ингаляционный наркоз считается самым безопасным, но имеет ряд особенностей. Одним, из которых является обязательная интубация животного — это введение в трахею специальной трубки, через которую поступает анестетик в смеси скислородом.

Выход из наркоза

От наркоза животные отходят от 15 мин до 24 часов, это зависит от возраста, обмена веществ, длительности анестезии и используемых анестетиков.

После наркоза у животных могут быть галлюцинации, которые проявляются вокализацией: лай или мяуканье, мотаниием головы из стороны в сторону, «ловли мух».

Очень важно следить за тем, чтобы животное не травмировало себя, чаще всего это связанно с нарушенной координацией (животные спотыкаются, натыкаютсяна препятствия, кошки могут, пытаясь залезть на излюбленный шкаф или тумбочку, упасть).

Необходимо следить за температурой тела животного, т. к.после наркозаоно не способно самостоятельно ее поддерживать, для этого животное необходимо поместить в помещение без сквозняков, подложить под него грелку. После наркоза необходимо животному предоставить полный покой .Абсолютно необходимым условием является оксигенация- увеличение содержания кислороды во вдыхаемом животным воздухе.

Категорически запрещено давать животному пищу или воду до полного выхода из наркоза. В противном случае корм или вода могут попасть в трахеюи вызвать аспирационную пневмонию. Когда животное станет полностьюскоординированным, можно предложить ему немного еды.

В нашей клинике животные выходят из наркоза в стационаре с регулируемым микроклиматом под наблюдением анестезиолога, что значительно снижает риск наркоза. По желанию владельца можно забрать животное и сразу после операции, если к этому нет противопоказаний. Но в таком случае весь труд по проведению послеоперационного периода ложится на плечи хозяев животного.

Риски наркоза. Мифы и реальность

Большинство владельцев и многие ветеринарные врачи в нашей стране считают проведение наркоза крайне опасным мероприятием, которое следует избегать всеми силами. В западных странах, напротив, седация или наркоз проводится при любых даже не болезненных диагностических процедурах, к примеру, проведении простых  рентгеновских снимков. Так где же истина?

Чтобы понять насколько оправдано проведение наркоза в том или ином случае надо представлять себе какой стресс, чувство страха (панику) и боль испытывает животное в этот момент. Для этого необходимо понимать, что такое боль и какие патологические процессы она вызывает в организме.

Боль — это реакция организма, а точнее нервной системы, на повреждения, травмы, заболевания и дисфункции внутренних органов, мышц и тканей. Боль разделяется на острую и хроническую. Острая боль бывает при травмах, после операций, при родах, а также при острых заболеваниях внутренних органов (мочекаменная болезнь, панкреатит, нефрит).

Боль может сопровождаться тошнотой, рвотой, изменением артериального давления, частотой сердечных сокращений и изменением поведения. Но у боли есть положительный момент, она помогает врачам локализовать местоповреждения. Острая боль проходит самостоятельно или в результате леченияв течение нескольких дней.

В тех случаях, когда вследствие нарушения восстановления и заживления органов и тканей боль сохраняется, она переходит в хроническую.

Хроническая боль может сохраняться от 1 до 6 мес. Чаще всего она связана с дисфункцией периферической или центральной нервной системы.

Наиболее часто состояния хронической боли связаны с такими состояниями, как костно-мышечные заболевания, хронические заболевания внутренних органов, повреждении периферической нервной системы.

Умеренная и интенсивная боль, независимо от локализации, может оказывать влияние практически на все органы, увеличивая риск развития осложнений и летальность. Поэтому лечение боли является не просто гуманным требованием, но и ключевым аспектом терапии.

Влияние на кровообращение. Боль вызывает выраженные изменения: подъем артериального давления, увеличение числа сердечных сокращений, вазоконстрикцию—сужение кровеносных сосудов. Что приводит к ишемии миокарда и это при том, что сердцу в это время просто необходим кислород. Не трудно догадаться, что такая ситуация может привести к катастрофе. 

Влияние на организм. Испытывающее воль животное часто и поверхностно дышит.  Это создает дополнительную нагрузку на легкие и дыхательную мускулатуру.

Если приступ боли не купировать, наступает истощение сократительной способности мускулатуры и уменьшение амплитуды дыхательных движений, объема вдыхаемого воздуха и к снижению объема кислорода оставшегося в легких после выдоха.

Что может привести к спадению участка или всего легкого, прекращению обмена кислородом между тканями легкого и сосудами, кислородному голоданию, и реже, к остановке дыхания.

Кроме того, под влиянием боли и стресса изменяется гормональный статус организма: повышается концентрация кортизола, что в сочетании сувеличением концентрации ренина, альдостерона, ангиотензина и антидиуретического гормона приводит к задержке натрия и воды в организме. Повышается свертываемость крови.

Стресс приводит к лейкоцитозу (увеличению количества лейкоцитов – белых кровяных клеток, выполняющих защитную функцию в организме) и лимфопении (снижению количества лимфоцитов — главные клетки иммуннойсистемы), а также угнетает ретикулоэндотелиальную систему — это система клеток, которые при необходимости превращаются в макрофаги способные захватывать и уничтожать бактерии. Последнее увеличивает риск развития инфекционных заболеваний. Боль приводит к усилению тонуса сфинктеров иснижению моторики кишечника и мочевыводящих путей, что вызывает кишечную непроходимость и задержку мочи.

Сходными физиологическими явлениями сопровождается стресс. Многие заводчики карликовых пород советуют владельцам удалять молочные зубы без наркоза. Опасаясь негативного влияния наркоза на организм и совершенно не осознавая, что негативное влияние стресса и боли намного более опасно.

Отчасти такое мнение сформировано негативным опытом. Действительно, еще недавно большинство процедур проводились российскими ветеринарными врачами достаточно кустарно, зачастую в домашних условиях. Врачи не обладали ни опытом, ни оборудованием, ни препаратами для профессионального ведения анестезии.

Сейчас ситуация изменилась. В нашей клинике собрано необходимое оборудование для мониторинга и реанимации пациентов. Работают квалифицированные анестезиологи.

Поэтому разумным выбором при проведении многих болезненных или диагностических процедур, требующих расслабления животного является седация или наркоз.

 

Ветеринарный врач. анестезиолог клиники Раденис  Липина С.М.
При использовании материалов статьи сссылка на сайт обязательна. 

Врачи нашей клиники пользуются методикой предоперационного обследования и оценки анестезиологического риска, предложенной Американским обществом анестезиологов. 
Молодым животным перед проведением рутинных оперативных вмешательств (кастрация, стерилизация) проводится только клиническое обследование.

Животным, относяшимся к породам с высоким риском возникновения патологии сердечно-сосудистой, дыхательной, центральной нервной систем, например кошкам породы британская, шотландская вислоухая и мей-кун, собакам карликовых или гигантских пород,мы рекомендуем пройти обследование узких специалистов.

 Всем животным старше 5 лет, а так же животным с неизвестным анамнезом (животные, взятые из приюта или с улицы), рекомендуем провести гематологические и биохомические исследования. 

Такая тактика позволяет нам провести адекватную подготовку животного к анестезии, профилактировать возможные осложнения.

А в ряде случаев отложить проведение операции, либо вовсе отказаться от нее.

Шкала ASA* оценки статуса больного перед анестезией.

1.МИНИМАЛЬ-НЫЙ РИСКЗДОРОВЫЙ ПАЦИЕНТ
2.НЕБОЛЬШОЙ РИСК ЕСТЬ ЛЕГКАЯ СИСТЕМНАЯ ПАТОЛОГИЯ
3.СРЕДНИЙ РИСК ЕСТЬ СЕРЬЕЗНАЯ СИСТЕМНАЯ ПАТОЛОГИЯ
4.ВЫСОКИЙ РИСК ЕСТЬ СЕРЬЕЗНАЯ ПАТОЛОГИЯ,ПРЕДСТАВЛЯЮЩАЯ ПОСТОЯННУЮ УГРОЗУ ДЛЯ ЖИЗНИ
5.КРАЙНЕ ВЫСОКИЙ РИСК ПАЦИЕНТ В КРИТИЧЕСКОМ СОСТОЯНИИ, ЕСТЬ УГРОЗА ГИБЕЛИ В ТЕЧЕНИИ БЛИЖАЙШИХ СУТОК

*ASA (American Society of Anesthesiologist) – Американское общество анестезиологов.

У животных с оценкой 3 и выше риск осложнений в 4 раза выше по сравнению с животными с оценкой 1 и 2.

Для оценки анестезиологического риска необходимо провести рутинное обследование пациента, включающее: сбор анамнеза, физикальный осмотр, результаты гематологичечких и биохимических анализов.

Если в ходе первичного осмотра или проведения лабораторных исследований выявляются какие-либо отклонения, могут потребоваться дополнительные инструментальные или лабораторные исследования, консультации узкопрофильных специалистов.

Существует породная предрасположенность к заболеваниям сердечно-сосудистой и дыхательной систем, которые не выявляются в ходе рутинных исследований.

Если анестезия проводится не обследованному животному, анестезиологический риск приравнивается к 3 категории по шкале ASA.

Источник: https://VetRadenis.ru/poleznoe/159-obshchij-narkoz-u-zhivotnyh

Наркоз: мифы и реальность

Наркоз: мифы и реальность

Все мифы про наркоз в стоматологии основаны на страхах и домыслах пациентов. Бояться нового, неизведанного – это нормально, однако стоит спокойно взглянуть на все страхи и просто порассуждать. Мы составили список наиболее популярных мифов о наркозе и вместе с вами их разложим «по полочкам».

Напомним, наркоз в стоматологии – это метод лечения во сне, который позволяет провести лечение всех пораженных зубов за одно посещение, без стресса и боли. Порой наркоз является единственным методом обезболивания. В наркозе лечат пациентов, у которых есть страх перед медицинскими манипуляциями, аллергия на местные анестетики или общесоматическая патология.

В мире «лечение во сне» используется уже четвертое десятилетие. Однако решиться на лечение с применением общей анестезии многим по-прежнему не позволяют существующие мифы. Парадокс заключается в том, что именно наркоз в таких в ситуациях и дает возможность иметь здоровую и красивую улыбку вопреки страхам. И эти же страхи не позволяют человеку выбрать этот путь.

МИФ № 1. «Я проснусь во время операции»

Корни этого заблуждения уходят далеко в прошлое. Раньше пациенту во время операции на лицо прикладывали подобие современной маски с салфеткой и капали жидкий эфир. Пациент дышал парами эфира, и в результате этого наступал сон. Невозможно было рассчитать точную дозировку, и пациент периодически мог «просыпаться». Сегодня существуют четкий алгоритм и процедура дозирования препаратов. Задача врача-анестезиолога состоит в том числе и в непрерывном контроле за состоянием организма человека во время наркоза. При этом изначально анестезиолог проводит все необходимые расчеты для оптимального подбора характеристик и объема анестетиков. Именно поэтому проснуться во время наркоза человек не может.

МИФ №2. Будут галлюцинации
Галлюцинации — побочный эффект бюджетной медицины и препаратов 80-х годов.

На сегодняшний день в передовых клиниках применяются качественно иные препараты для анестезии, которые позволяют быстро и легко уснуть, комфортно спать и проснуться так, как вы просыпаетесь у себя дома в постели каждое утро. 

МИФ №3. Может появиться наркотическая зависимость

От однократного лечения под наркозом наркотическая зависимость не появляется. Такая проблема может возникнуть только у пациентов, которые получают длительное обезболивание наркотическими средствами после массивных травм или сложных, объемных и травматичных оперативных вмешательств.

МИФ №4. «Я умру от наркоза» Медицинских манипуляций без риска не бывает. Наркоз в первую очередь направлен на защиту пациента от хирургической агрессии, обеспечение комфорта и безопасности.

Именно для этого при проведении анестезии непрерывно, в режиме online, осуществляется мониторинг жизненно важных функций организма.

Крупные фармацевтические компании вкладывают ежегодно миллиарды долларов в разработку и внедрение новых, все более совершенных анестетиков и анестезиологических комплексов, а врачи-анестезиологи постоянно повышают свою квалификацию. Умереть от наркоза очень и очень сложно.

Риски серьезных осложнений, сопровождающихся в том числе летальным исходом, составляют при должном уровне медицины один случай на 75-100 тысяч анестезий. Другими словами, лечиться под наркозом в сотни раз безопаснее, чем летать на самолете и в тысячи раз безопаснее, чем ездить на автомобиле или просто ходить по улице. Сегодня для безопасности пациента введены стандарты оценки квалификации персонала и качества оборудования.

МИФ №5.Наркоз сказывается на умственных способностях

Мнение о том, что после анестезии пациент еще долго будет «заторможенным», абсолютно ошибочно. Такое возможно только при использовании нелицензированных, фальсифицированных, дешевых, устаревших препаратов.

Что же касается умственных способностей пациента, ежегодно во всем мире проводятся десятки миллионов анестезий, после которых люди возвращаются к привычному образу жизни, работают, растят детей, совершают открытия.

Согласитесь, если бы все было иначе, мы бы жили в мире дураков.

МИФ №6.Каждый наркоз уносит 5 лет жизни

Без комментариев. Или мир был бы пустым.

МИФ №7.Общий наркоз почти всегда можно заменить местной анестезией

Зачастую – нет. Особенно когда применение местной анестезии невозможно в связи с индивидуальными особенностями организма пациента (наличием хронических заболеваний, эмоциональной составляющей, неврологическим и психиатрическим статусом).

Сегодня в развитых странах считается нормой проведение любого травматичного вмешательства в условиях общей анестезии. Особенно это касается детей, которые беззащитны перед решениями взрослых и уровень комфорта лечения которых целиком зависит от наших взрослых желаний.

В идеальной ситуации пациент не должен помнить неприятные моменты, предшествовавшие операции, момент ее проведения и ближайший последующий период. Он должен проснуться без каких-либо негативных воспоминаний. А выбор анестетика и метода анестезии – прерогатива врача.

МИФ №8.Перед наркозом не нужно сдавать анализы

Лечение зубов под общим наркозом, как и любая медицинская процедура, имеет ряд ограничений и противопоказаний. Вот некоторые из них:

  • острые инфекционные заболевания;
  • болезни почек и печени в стадии декомпенсации;
  • инфаркт, инсульт и другие болезни сердечно-сосудистой системы и головного мозга (в течение 3 месяцев от начала заболевания);
  • «полный желудок», когда пациент принимал пищу менее чем за 6-8 часов до начала лечения;
  • нестабилизированный сахарный диабет;
  • анемия (низкий уровень гемоглобина);
  • тромбоцитопения (низкий уровень тромбоцитов в крови).

В конце статьи хочется сказать всем, кто рассматривает лечение под наркозом в ближайшей перспективе: не доверяйте слухам, уточняйте всю информацию у специалистов! И обязательно приходите на прием лично, поскольку индивидуальные особенности любого человека должны быть учтены.

Мифы о наркозе комментирует врач анестезиолог-реаниматолог Центра Стоматологии «АСТРЕЯ» Михаил Васильевич ЗЕМЛЯНСКИЙ:

Препарат «Севоран», который мы используем, относится к так называемым ингаляционным анестетикам. Он дает сон и обезболивание. «Севоран» – один из самых безопасных и эффективных препаратов последнего поколения, существующих на сегодняшний день в мире.

Он не токсичен, не накапливается в организме, не вызывает привыкания и аллергических реакций, не противопоказан пациентам, страдающим такими тяжелыми заболеваниями, как эпилепсия, ДЦП, пороки сердца, поражения печени и почек, имеющим психиатрический статус.

Один из показателей высокой надежности «Севорана» – возможность использования при лечении недоношенных детей. Мы работаем уже более 3 лет и точно знаем, что есть мифы, а что есть правда.

Поэтому всем, у кого есть вопросы или сомнения, мы рекомендуем прийти на консультацию к врачу и задать все вопросы непосредственно специалисту.

О наркозе рассказывает врач стоматолог-терапевт детского возраста, заведующая детским отделением в клинике на Ладо Кецховели Центра Стоматологии «АСТРЕЯ» Евгения Юрьевна СУСЛОВА.

Среди родителей существует мнение о том, что после наркоза замедляется умственное развитие ребенка.

В нашей практике есть случай, когда неговорящий ребенок после лечения в состоянии медикаментозного сна заговорил. Первые слова ребенка были «дом, дерево», которые девочка произнесла, лежа на коленях у мамы, когда они возвращались домой.

Хочу заметить, что препараты, которые мы используем, используют врачи в Америке и Европе. Особенно что касается детей – там такие правила, что дети до 4 лет просто обязаны лечиться под наркозом (медикаментозным сном). Мы переняли этот безусловно позитивный опыт у наших коллег и успешно применяем его.

В стоматологической практике наркоз необходим для детей, которые имеют особенности развития (ДЦП, аутизм), некоммуникативные дети или пациенты при множественном раннем кариесе (20 пораженных зубов из 20).

У таких детей нет возможности лечения под местной анестезией, так как вмешательства длительные и объемные. Качественно такие манипуляции невозможно провести под местной анестезией.

Цель наркоза – привлечь ребенка один раз и довести его до смены прикуса, более не привлекая к крупным стоматологическим вмешательствам.

После лечения в медикаментозном сне мы не снимаем с себя ответственности и назначаем профилактические регулярные встречи с пациентом, для того чтобы он привыкнул, адаптировался и доверял врачу и чтобы в более взрослом возрасте ребенку не потребовалось повторное лечение в состоянии медикаментозного сна.

В каких случаях наркоз бывает единственным методом лечения?

Медикаментозный сон часто используется в лечении иногородних пациентов. Он позволяет решить те задачи, с которыми местная медицина справиться не смогла. Приезжая к нам, люди экономят нервы, время и деньги.

В нашей клинике есть возможность консультировать пациентов online. На расстоянии мы составляем планы лечения и проводим лечение уже непосредственно в день приезда пациента в клинику.

Консультации стоматолога детского возраста и анестезиолога проводятся online. Это очень удобно.

Источник: http://astreja.ru/vzroslaya-stomatologiya/entsiklopediya-zdorovya/narkoz-mify-i-realnost/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.